Исаак Борисов-=Страницы спортивной славы.Герои "Железной Игры.=-




Пишите письма

 

 

 

 



Исаак Борисов

 
"Страницы спортивной славы".

 

Глава 1. "Герои "Железной Игры".
 

 

В данный момент , когда советский тяжелоатлетический спорт может выставить десятки мировых и олимпийских победительов, реже вспоминают о гиревиках-ветеранах, кому досталась нелегкая доля вести многолетний заочный спор с иностранными "королями помоста", о тех первых рекордсменах, чьи результаты превосходили лучшие достижения зарубежных мастеров.

Полистайте летопись спортивных встреч, вникните в скупые отчеты о соревнованиях штангистов, героев "железных игр", и перед вами встанет в полный рост блистательная плеяда замечательных атлетов. Вот некоторые из них.

 

"СТАРЫЙ ДОКТОР"

 

В конце прошлого века в Петербурге жил врач Владислав Францевич Краевский. Это был статный, могучего сложения, по-юношески подвижный человек. Коллеги называли его "старым доктором", отдавая дань уважения окладистой, густо прошитой сединой бороде Владислава Францевича.

Поклонник гиревого спорта, Краевский оборудовал в своей собственной собственной квартире на Михайловской площади атлетический кабинет, оснастив его всем необходимым реквизитом - шаровыми штангами, гирями различного веса, гантелями. "Старый доктор" приглашал к себе местных и при с которым он не мог соперничать. - Дорогой мой, вот вы-то мне и нужны,- восклицал умиленный Владислав Францевич. От полноты чувств он готов был расцеловать смущенного победителя. Тот, кто хотя бы раз побывал на Михайловской, 3, уже не забывал приветливого хозяина, посещал его кабинет, нередко прихватывая с собой друзей-товарищей, охотников до богатырской забавы. 22 августа 1885 г. состоялось официальное открытке. "Кружка любителей атлетики" - детища "старого доктора". Этот день стал днем рождения русского тяжелоатлетического спорта.

Позднее Краевского стали величать "отцом русской атлетики". В его "мастерской силы", стены которой были увешаны портретами знаменитых гиревиков и борцов, прошли испытание такие прославленные штангисты, как победитель мира Сергей Елисеев, "русский лев" Георг Гаккеншмидт, "король гирь" Петр Крылов-люди исполинской мощи. Отцовское благословение Краевского сопровождало их в нелегком пути к вершинам спортивного мастерства.

 

СИЛАЧИ-САМОРОДКИ

 

Во времена Елисеева и Крылова на атлетических аренах Петербурга и Москвы демонстрировали свою силу и другие славные богатыри. Любовью столичных зрителей пользовался, в частности, цирковой атлет Александр Моор - Знаменский. Он обладал, как говорили знатоки, "стальной спиной", носил на плечах пианино с тапером. Никто из русских гиревиков не мог поспорить со Знаменским в искусстве толчка. Если бы он меньше увлекался цирковыми номерами, а совершенствовался в поднимании штанги, ему без сомнения принадлежал бы не один мировой рекорд. Известно, что в феврале 1897 г. Моор - Знаменский вытолкнул 389 фунтов (официальное мировое достижение того времени - 385 фунтов). В Москве успешно выступал спортсмен-самородок Сергей Морро - Дмитриев художник по профессии. Этот обаятельный, прекрасно сложенный атлет оставался художником и на помосте. С весом он работал легко, с неподражаемым изяществом. "Озлитесь, берите дерзко",-наставлял своих многочисленных последователей Сергей Иванович. Он требовал от них смелости, волевого напора. "Атлетическая арена" Морро - Дмитриева была открыта для всех желающих. С особым удовольствием принимал тренер начинающих гиревиков из так называемого простонародья. "Плата ваша мне не нужна, - говорил он им строго, - меня вполне удовлетворяет ваше богатство - сила и молодость". Один из воспитанников Морро-Дмитриева "мальчуган из развески" Александр Бухаров (он работал в магазине чайного фабриканта Перлова) стал впоследствии известным гиревиком.

 

"МАЛЬЧУГАН ИЗ РАЗВЕСКИ"

 

Саше Бухарову еще не исполнилось и шестнадцати лет, когда случай свел его с московским гиревиком Коноваловым. Тот зашел за покупками в магазин чайной фирмы "Перлов и сыновья" и, не застав никого за прилавком, спустился в полуподвал, откуда тянуло густо настоянным ароматом восточных пряностей. Оттуда же - и это разожгло любопытство Коновалова - доносились глухие ухающие удары, лязг железа. Велико же было удивление гостя, когда его взору открылась воистину фантастическая картина. Между штабелей ящиков, пестревших цветными этикетками, на маленьком пятачке утрамбованной земли стоял бронзовотелый гном и "играл" двумя двойниками.

- Эй, малыш, ты что тут, железом торгуешь? - окликнул паренька Коновалов. Маленький богатырь зарделся, быстро скинул наземь гири, прикрыл их порожним ящиком и, натягивая на ходу рубаху, со всех ног бросился вверх, чуть не сбив кряжистого, заполнившего собой подвальный зев, штангиста. Коновалов, получив свою мерку чая, долго мял кулек в могучей пятерне, наблюдая за сноровистыми движениями молодого приказчика. Паренек, чувствуя на себе взгляд незнакомца, лихорадочно передвигал с места на место увесистые кули с сахаром. Коновалов, наконец, прервал молчаливую игру в приглядки. - Знаешь что, друг ситный, айда со мной к Сергею Ивановичу Дмитриеву. Слыхал, небось, о таком силаче?.. Юноша с радостной поспешностью кивнул головой. А вечером суровый Морро-Дмитриев экзаменовал новичка. Саша Бухаров оказался не по летам сильным и ловким.

"Мал золотник, да дорог, - бросил подобревший Сергей Иванович Коновалову, - спасибо за находку". Через год ученик Дмитриева уже был победительом Москвы в легчайшем весе. Это титул он удержал за собой в течение двадцати пяти (!) лет-до 1934 г..

Тринадцать раз выигрывал Александр Васильевич Бухаров титул победительа страны, ему принадлежали рекорды во многих движениях пятиборья и классического троеборья, некоторые из которых превышали мировые. Так, в декабре 1916 г. он поднял в рывке двумя руками 181'/2 фунта. Это был последний рекорд последнего г. старой России.

 

КРАУЗЕ, ГРИНЕНКО И ДРУГИЕ

 

Пожелтевшие от времени страницы журналов воскрешают полузабытые ныне имена атлетов. Расцвет их спортивных талантов пал на трудные годы первой империалистической войны. Кто знает, каких бы высот достигли в иных условиях эти скромные, щедро наделенные силой парни из Киева, Петербурга, Риги...

...Ян Краузе, девятнадцатилетний тяжеловес, увенчанный в 1913 г. титулм абсолютного победительа России. Среди сводок с театров военных действий и пространных речей государственных деятелей, конечно же, оставались незамеченными сообщения о выдающихся рекордах первого атлета земли русской...

Ян Краузе не успел выйти на "большой помост" мировых победительатов. Только Как-то, на заре своей собственной собственной спортивной биографии (в том же 1913 г.), он принял участие в соревнованиях сильнейших европейских тяжеловесов в Копенгагене и занял почетное второе место.

О юноше-геркулесе восторженно писал тогда немецкий журнал "Атлетик": "Красивый молодой атлет, он возбуждает всеобщее изумление своими ритмичными темпами и той феноменальной силой, которую проявляет во всех своих упражнениях".

...Неистовый Федор Гриненко, лучший средневес страны, проездом из Петербурга в Киев задержался в Москве, что-бы побить мировой рекорд в рывке правой рукой.

Ненастная осенняя пог. (был сентябрь 1915 г.) сделала свое дело: на площадке спортивного общества "Санитас", где выступал Гриненко, собралась лишь горсточка энтузиастов, да и те, признаться, не верили, что судьба будет милостива к проведшему бессонную ночь в вагоне гиревику. Было холодно. Дощатые стены павильона гудели от ветра и дождевых струй. Судьи сидели в пальто, строгие и безмолвные. В сердцах они, видно, ругали и пог., и нежданного гостя, и собственную уступчивость: "Зря пришли". Единственный человек, сохранявший присутствие духа и даже пребывавший в отличном настроении, был сам Гриненко. Он решительно штурмовал мировой рекорд. Четвертая попытка принесла успех настойчивому киевлянину-штанга, весящая 2033/8 фунта, качнувшись, замерла над вихрастой головой атлета. Примеру Гриненко последовал его земляк, штангист и спортсмен-борец Сергей Тонколей. Он бросил вызов слоноподобному венскому богатырю Карлу Свободе и сумел превзойти рекордсмена в его коронном движении-жиме.
Очень давно померкла слава считавшегося сильнейшим человеком XX столетия Карла Свободы и его сподвижников-Иосифа Штейнбаха и Иосифа Графля (это богатырское трио задавало тон в мире профессиональных гиревиков-тяжеловесов в первое десятилетие нашего века), а добрая память о "старом докторе" Владиславе Краевском, о "дяде Саше" Бухарове, о Федоре Гриненко и других могучих сынах России живет в сердцах и делах их наследников-советских победительов и рекордсменов, чьи спортивные подвиги на помосте поражают мир.

 

  В оглавление Следующая страница